ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
БИОГРАФИЯ
ГАЛЕРЕЯ КАРТИН
СОЧИНЕНИЯ
БЛИЗКИЕ
ТВОРЧЕСТВО
ФИЛЬМЫ
МУЗЕИ
КРУПНЫЕ РАБОТЫ
ПУБЛИКАЦИИ
ФОТО
ССЫЛКИ ГРУППА ВКОНТАКТЕ СТАТЬИ

Главная / Публикации / Клер Ле Фоль. «Витебская художественная школа (1897—1923)»

К освобождению евреев

Февральская революция 1917 г. изменила жизнь российских евреев и гарантировала им гражданские права — плод долгой борьбы с конца XIX в.

Убийство Александра II в 1881 г. положило конец периоду некоторой толерантности в отношении евреев. Обвиненные в причастности к покушению, они стали жертвами антиеврейских беспорядков в южных провинциях черты оседлости (Украина, Новороссия). Правительство использовало эти беспорядки в своих целях. Стремясь повернуть страну от «нерусского пути», министр внутренних дел В. Плеве (1892) объявил войну евреям, утверждая, что они — не только подстрекатели революционного движения, но и главные виновники обнищания народа. Таким образом, евреи оказались весьма удобными «козлами отпущения».

В начале XX в. антисемитская пропаганда усилилась. Вторая волна погромов прокатилась в 1903—1907 гг. Правительство Николая II использовало евреев как своеобразный предохранительный клапан от нарастающего протеста против режима. В апреле 1903 г. в результате страшного погрома в Кишиневе погибло 500 человек1. В ответ на эти события евреи впервые оказали сопротивление в целях самозащиты. Летом 1903 г. молодежь Гомеля, вдохновленная Бундом2 и сионистами, сумела пресечь натиск подстрекателей погрома, организовав самооборону местечек. Антисемитские выступления, однако, продолжались, терроризируя жителей черты оседлости, и Белоруссии в частности. Теперь понятно, почему евреи принимали такое активное участие в борьбе против царизма и были наиболее ярыми революционерами в рядах социалистических партий.

Перед лицом угрозы царской политики у них оставалось только два выхода: вступить на путь революционной борьбы или эмигрировать. Первая волна эмиграции последовала за погромами 1881 г. Это движение усилилось к концу XIX — началу XX в. В течение 1880—1914 гг.3 от двух до трех миллионов евреев покинули страны Восточной Европы.

Общественное и национальное движение4

Благодаря реформам Александра II, открывшим евреям доступ в русские школы и университеты, в 1860—1870-х гг. сформировался класс еврейской интеллигенции, которая впитала в себя популистские идеи народничества, хотя изначально представляла собой отдельные подпольные кружки народного просвещения, распространявшие революционную литературу среди ассимилированных евреев, отрицавших свои национальные корни. Это радикальное движение развивалось в 1870-е гг. благодаря иудейским народникам и проповедовало новые идеи в еврейских и нееврейских массах. После поражения народничества и появления еврейского пролетариата началась эпоха распространения марксистских идей, осознания революционерами нищенского существования народа, необходимости изменить условия его жизни и бороться за его права. Ситуация обострилась после погромов 1881—1882 гг., которые вызвали непонимание и растерянность у еврейских социалистов, в свое время пожелавших ассимилироваться в российское общество, где они натолкнулись лишь на равнодушие и несправедливость. Вследствие этого активизировалось участие евреев в революционном процессе и зарождавшемся национальном рабочем движении. Первые забастовки, как и первые «кассы» (некое подобие будущих профессиональных объединений), относятся к 1880 г. В начале 1890-х гг. еврейские марксистские кружки, созданные на волне 1880-х в целях воспитания у трудящихся политического сознания, утратили свое значение, так как готовили интеллектуалов или дипломированных специалистов, а не революционеров. Успех стачечной борьбы убедил марксистов приступить к агитации масс за выдвижение экономических требований. Вскоре количество забастовок, организованных местными кассами и кружками, заметно увеличилось. Многие руководители еврейских социалистических организаций (А. Кремер, Ю. Мартов, А. Мутник) были убеждены в необходимости создания еврейской социалистической партии, отличной от российских партий и предназначенной для борьбы за политические, экономические и национальные права еврейского пролетариата.

В сентябре 1897 г. в Вильно состоялся первый организационный съезд Бунда (Всеобщий еврейский рабочий союз Литвы, Польши и России). Марксистская партия, близкая к социал-демократическому движению, стремилась порвать с традиционным религиозным сознанием, чтобы развивать светскую культуру на языке идиш. Часть требований, выдвинутых бундовцами, была связана с культурой и касалась открытия школ с преподаванием на идише. Но кроме национальных вопросов, которые считались центральными в их политике, ставилась цель пробудить у рабочих и ремесленников дух сопротивления деспотизму царской власти. В марте 1898 г. на объединительном съезде в Минске, где принимал участие Бунд, была создана Российская социал-демократическая рабочая партия. Согласно решению съезда Бунд вошел в РСДРП на правах автономной организации, но такое объединение оказалось временным. Небольшая бундовская организация, стремившаяся к полной ассимиляции и рассматривавшая русский язык как единственный язык общения, сплотила российские социал-демократические партии. В 1903 г. от Бунда отделилась группа социалистов-сионистов, которые видели будущее своего народа только в создании еврейского государства. Так в 1903 г. родилась партия Поалей Цион («Рабочие Сиона»), реально оформившаяся в политическую силу только в 1906 г. на Полтавской конференции, где получила название Еврейской социал-демократической партии, дальнейшее развитие которой со временем значительно ускорилось5. С 1897 г. она представляла рабочую ветвь сионистов под руководством Т. Герцля, который стремился создать социалистическое государство в Палестине. Цель партии заключалась в переселении евреев на обетованную землю. Необходимо было положить конец дискриминационному положению евреев, нации без собственной территории, а в ожидании такого самоосвобождения — бороться за улучшение судьбы еврейского народа в России.

Сионизм зародился и получил свое развитие в Западной Европе по инициативе Теодора Герцля, но только у евреев Восточной Европы он нашел большую часть своих сторонников. В 1902 г. в Минске состоялась конференция, объединившая делегатов нескольких сотен сионистских организаций6. В прессе и литературе появились многочисленные отклики в поддержку нового движения. В отличие от бундовцев сионисты считали иврит национальным языком и всячески способствовали его изучению и распространению. Этот лингвистический раскол разделил еврейскую интеллигенцию Восточной Европы на два лагеря7. Тем не менее все, кем бы они ни были, — социалистами, сионистами или бундовцами — стремились к одной цели: свержению царизма.

С 1902 г. начались забастовки в Вильно, Гродно, Ковно и других городах. Революция 1905 г. объединила все революционные силы в борьбе за свободу. Союз для достижения полноправия еврейского народа в России, созданный в Петербурге, потребовал всеобщего избирательного права. Бунд призывал к оружию и сблизился с эсерами. Ленин в свою очередь предполагал постепенную ассимиляцию евреев под эгидой мировой культуры, а не предоставления им особого статуса. Революция 1905 г. вызвала серию погромов в черте оседлости. Крайние монархисты, возмущенные уступками Николая II, создали террористическую организацию «Черная сотня», особенно отличившуюся во время чудовищного погрома в Житомире в апреле, в Минске и Бресте — в мае, Лодзи — в июне, Белостоке и Керчи — в июле 1905 г.8 Царский Манифест 17 октября, провозгласивший свободу слова и собраний, в том числе и для евреев, стал причиной страшной резни, организованной правительством: с 18 по 29 октября произошло 690 погромов, в основном в Украине (Киев, Кишинев, Одесса). Избрание двенадцати евреев в первую Думу вызвало кровавую расправу в Белостоке (80 убитых). Дума была распущена, а в новой оказалось только три еврея. В ответ на погромы бундовцы усилили самооборону и борьбу против режима. Подавление революции 1905 г. принесло лишь негативные последствия. В 1910-х гг. появились газеты на идише (например, «Ди идише вельт» в Вильно). Белорусская газета «Наша нива» печатала статьи об условиях жизни евреев9 и обсуждаемых в Думе вопросах относительно судьбы последних10. Едва наметившийся прогресс в решении еврейского вопроса был прерван войной.

Евреи и война

Первая мировая война принесла страшные испытания евреям Российской империи, особенно Белоруссии, ставшей полем битвы. Правительство мобилизовало около 400 тыс. евреев в действующую армию, и они проявили высочайшее мужество. В то же время для них это была серьезная психологическая травма: они должны были убивать других евреев по ту сторону баррикад. Оккупация русской армией западных провинций сопровождалась грабежами и гонениями. Лингвистическая близость немецкого и идиша упрощала общение между немцами и евреями, что вызывало подозрение у русского населения, которое сразу назвало евреев шпионами в пользу Германии. Недоверие выливалось в погромы и жестокость со стороны военных, местных жителей и властей, которые в 1915 г. объявили евреев виновными в поражении российской армии на фронтах Первой мировой войны. Информация об их «вероломном предательстве», опубликованная в провинциальных и столичных газетах, произвела сенсацию в обществе. Началась новая волна антисемитской кампании. Вскоре выяснилось, что «вероломное предательство» — лишь фальсификация, сочиненная некоторыми офицерами. Военное командование приказывало брать в заложники особо почитаемых граждан еврейских общин, которые должны были «ответить жизнью за враждебные акты своих соплеменников».

В мае 1915 г. вышел приказ о выселении евреев из прифронтовых зон (Ковно, Гродно, Сувалки): 160 000 человек были высланы из Ковенской губернии на Урал, в Украину и другие губернии. Минские евреи приютили около тысячи беженцев. Начался голод, что вызвало необходимость учреждения Еврейского комитета помощи жертвам войны. Изгнанные из родных мест находили себе убежище в Витебске, еврейское население которого возросло до 56 000 человек11. Летом 1915 г. участились погромы в зоне боевых действий (Гродно, Ковно, Вильно, Минск). Военная цензура приостановила на время войны издание еврейских газет, журналов и литературы, а также запретила использование еврейского алфавита во всей империи, что лишило миллионы людей источников информации12.

Революции 1917 г. положили конец империалистической войне, но смогли ли они оправдать надежды еврейского народа?

Евреи и революции 1917 года

Февральская революция и отречение от престола царя Николая II закончились формированием Временного правительства, которое 20 марта 1917 г. приняло закон «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений». Российские евреи получали, таким образом, равные гражданские и национальные права с остальным населением. Еврейские политические партии вышли из подполья, а представители Бунда были избраны в минскую городскую Думу. Полные надежд, они активно включились в политическую жизнь страны, продолжая играть роль революционного меньшинства в сельской местности. Сионистское движение, призванное оберегать национальную идентичность, приобрело, наконец, реальную почву. Его активисты встали во главе местных общин. Открывались еврейские школы и газеты на иврите, общественные организации готовили отправку евреев в Палестину, отложенную на неопределенный срок из-за войны. Бурно развивалась национальная пресса. В первые годы революции в Витебске наблюдался процесс активного возрождения еврейских партий: Бунд, «Поалей Цион» («Рабочие Сиона»), сионисты. Выборы в местные органы власти показали, насколько острой была межпартийная конкуренция, борьба шла как внутри партий, так и в самой среде ортодоксальных верующих. Участие евреев в выборной кампании постепенно снижалось, роль Бунда ослабла, в то время как сионисты набирали силу, а их популярность заметно активизировалась13.

Октябрьская революция сыграла двойственную роль в судьбе евреев: новый режим занял принципиальную позицию, направленную против антисемитизма, но Ленин считал, что еврейская нация не должна отделяться от России, а оптимальным решением вопроса была бы ее ассимиляция. Большевики использовали евреев и бундовцев, в частности, обязанных им своим освобождением, в собственных целях: массовая запись в Красную Армию, участие в создании административных органов. Тем не менее власть была вынуждена признать факт сильной привязанности евреев к своей культуре. В январе 1918 г. большевик С. Дименштейн возглавил Комиссариат по еврейским национальным делам, который после переезда правительства в Москву был переименован в Евсекцию. Еврейские секции создавались в местных организациях компартии для «распространения идей Октябрьской революции среди еврейских трудящихся масс». Руководимые бывшими бундовцами, они боролись с религиозными и сионистскими организациями, а также выступали против использования иврита. В августе 1918 г. религиозные дисциплины были исключены из программ хедеров и иешив; синагоги закрывались или превращались в клубы, мастерские, склады14. Идишистская литература и пресса приобретали более пролетарский характер (Минск, еженедельник Dos yiddishe Vort, ежедневная Der veker и сионистская Der Yid газеты), в школах и вузах открывались соответствующие отделения на языке идиш15. В конце концов, для евреев, как и для всех народов СССР, был применен тезис Сталина: «Культура, национальная по форме и пролетарская по содержанию».

Октябрьская революция спровоцировала гражданскую войну, которая за 1920—1921 гг. превратила территории Украины и Белоруссии в поле битвы. Насилие и грабеж сопровождали отступления и поражения армий. Несмотря на благоприятную по отношению к евреям политику правительства, в 1917 г. погромы продолжались. В 1918—1925 гг. в Белоруссии было совершено 225 погромов бандитами, польскими и русскими солдатами или местным населением. Участников этих погромов иногда привлекали к судебной ответственности16, но виновные получали большей частью оправдательные приговоры. В это время американский фонд Joint осуществлял финансовую помощь пострадавшим евреям.

Кроме того, войны, преследования и «военный коммунизм» лишили евреев источников прибыли, разрушив промышленность, конфисковав их имущество и товары, отменив частную торговлю и навязав «буржуазии» тяжелое налоговое бремя17. Советская власть хотела превратить евреев из гетто в крестьян, создавая сельские колонии в Крыму и Сибири. Обескураженные таким отношением евреи предпочитали оставаться в городах, а те, кто желал получить землю, эмигрировали в Палестину.

Процесс интеграции и исчезновения национальной культуры был ускорен массовым притоком молодежи в крупные города, где они говорили по-русски. Благодаря революции евреи получили возможность выехать из зоны оседлости и раствориться по всей России. Такое внезапное освобождение и радикальное изменение образа жизни заставило их сделать выбор: интегрироваться в общество или сохранить свою идентичность. Подобная дилемма ярко проявилась в театре: в то время как театр Габима (репертуар на иврите) сохранял близость традиции и обращался к элите, которая понимала этот язык, идишистские театры (Государственный еврейский камерный театр) играли для народа. Стремясь создать репертуар на идише и дистанцируясь от своей прошлой жизни, они критиковали нищенские условия жизни еврейского гетто. Вопросы быта вновь встали перед обитателями местечек: как жить евреям после 1917 г.? В 1920-х гг. культура идиша переживала невероятный взлет в СССР, и Белоруссии в частности. Тем не менее власть не дала евреям возможности сплотиться в новую идентичность: в 1921 г. был распущен Бунд, ставший слишком требовательным в отношении национального вопроса. Начиная с середины 1920-х гг. правительство пыталось ассимилировать евреев и ограничило им доступ к определенным профессиям и образованию.

Белорусский народ в свою очередь тоже переживал период национального возрождения. Война и революция имели для него практически те же последствия, что для евреев.

Примечания

1. Иоффе Э.Г. Страницы истории евреев Беларуси. Минск, 1996. С. 64.

2. Бунд (на идише — союз) — «Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России». Возник в сентябре 1897 г. в Вильно. В отличие от сионистов, призывавших евреев эмигрировать в Палестину, боролся за улучшение жизни еврейского пролетариата, за признание национальных прав, национальную и культурную автономию еврейского народа в России.

3. Nieher-Bernheim. Histoire juive... T. 2: le 19 siècle. P. 339.

4. Frankel J. Prophecy and Politics. Socialism, Nationalism and the Russian Jews, 1862—1917. Cambridge University Press, 1981; Haberer E. Jews and Revolution in nineteenth century Russia. Cambridge University Press, 1995; Levin N. While Messiah Tarried. Jewish socialist Movements 1871—1917. New York, 1977. P. 223; Mendelsohn E. Class Struggle in the Pale. The formative years of the Jewish Workers Movement in Tsarist Russia. Cambridge University Press, 1970. P. 180; Minczeles H. Histoire générale du Bund. Un movement révolutionnaire juif. Paris, 1995.

5. Nieher-Bernheim. Op. cit. P. 336.

6. Kappeier. Op. cit. P. 234.

7. Bechtel D. Op. cit.

8. Бядуля 3. Жыды на Беларуси. Мінск, 1918.

9. Аб жыдах // Наша Шва. № 17. 1907.

10. Агранічення і законах для жыдоў // Наша Шва. № 36. 1907. С. 5.

11. Zeltser A. Jews in the Political Life of Vitebsk: Temporary Revival, 1917—1918 // Jews in Eastern Europe. 3 (34). Winter 1997. P. 5.

12. Goldberg S.A., Wigoder G. (éd.) Dictionnaire encyclopédique... Op. cit. P. 1316.

13. Zeltser A. Op. cit. P. 5—12.

14. Wigoder. Art et civilization. P. 123.

15. Ioffe. Pages de Fhistoire... P. 72.

16. В декабре 1919 года 15 из 47 зачинщиков витебского погрома были осуждены Революционным трибуналом.

17. Ioffe. Pages de Fhistoire... P. 123.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

  ??????.??????? Главная Контакты Гостевая книга Карта сайта

© 2019 Марк Шагал (Marc Chagall)
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.