ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
БИОГРАФИЯ
ГАЛЕРЕЯ КАРТИН
СОЧИНЕНИЯ
БЛИЗКИЕ
ТВОРЧЕСТВО
ФИЛЬМЫ
МУЗЕИ
КРУПНЫЕ РАБОТЫ
ПУБЛИКАЦИИ
ФОТО
ССЫЛКИ ГРУППА ВКОНТАКТЕ СТАТЬИ

На правах рекламы:

popsoket, Самые качественные почти даром

Главная / Публикации / Клер Ле Фоль. «Витебская художественная школа (1897—1923)»

Витебск — художественный центр авангарда

В обязанности Шагала как уполномоченного по делам искусств Витебской губернии входило не только открытие художественной школы, но и организация «музеев, выставок, лекций и докладов по искусству и всех других художественных предприятий в пределах Витебска и всей Витебской губернии»1.

Революционные праздники и украшение города

Первоочередным мероприятием Шагала — уполномоченного по делам искусств — оказалась подготовка Витебска к празднованию первой годовщины Октябрьской революции. Была создана художественная Комиссия по украшению города, куда вошли А. Ромм2, Ю. Пэн3, А. Бразер, С. Юдовин, Д. Якерсон. Для реализации работ, выполненных по эскизам М. Шагала, Д. Якерсона и М. Фридлендера, приглашались все витебские художники. 16 октября вышло распоряжение: «Всем лицам и учреждениям, имеющим мольберты, предлагается передать таковые во временное распоряжение художественной Комиссии по украшению г. Витебска к Октябрьским праздникам»4. Газетные статьи того времени позволяют судить о многих аспектах и атмосфере этого мероприятия: «Украшение города в дни праздника было самым удачным, что было сделано для пролетарского праздника. Яркие художественные тона плакатов, их сюжеты и размещение — все это придавало городу необычный вид. Особенно эффектен был город вечером, когда зажглись гирлянды электрических огней, заливших многоцветными лучами дома, убранные зеленью»5.

Впервые революционное искусство захватило город, что поразило многих его жителей. Проснувшись рано утром, они стали свидетелями удивительного зрелища: 450 огромных плакатов, флаги, гирлянды украшали дома, семь триумфальных арок возвышались на площадях. На улицах можно было видеть панно, созданные по эскизам Шагала, с лозунгами: Мир хижинам, война дворцам, Вперед, вперед без остановки!, а также — Революция слов и букв. Буйная красочность, сказочные мотивы, простой рисунок его композиций отлично подходили к оформлению города. Местная газета в то же время возмущалась расточительностью художников, в частности пустой тратой денег на ткани. Дирижер Н. Малько вспоминал: «Жители Витебска с удивлением смотрели на изображенных там зеленых лошадей и на "летающего" еврея. Мирных провинциалов одинаково изумляли и цвет лошадей, и сюжеты картин, и поза рисованного над домами человека: ничто не указывало на то, что человек летит»6.

Празднование Октябрьской годовщины задало тон культурной жизни города и подготовило платформу для создания революционной художественной школы. Искусство выходило на улицы. Выполненное по эскизам М. Шагала, Эль Лисицкого, В. Ермолаевой и К. Малевича оформление Витебска 1919 г. было «грандиозным, неожиданным и ошеломляющим»7. Авторы дали волю воображению, используя испытанные средства: афиши, плакаты, транспаранты, панно. Кроме того, они украшали трамвайные вагоны, превращая их в супрематические объекты, расписанные разноцветными геометрическими фигурами и лозунгами (Владыкой мира будет мир), а также оригинальным каллиграфическим шрифтом (буквы разного размера и цвета).

Кинорежиссер Сергей Эйзенштейн, вспоминая праздник 1920 г., так описал его атмосферу: «Здесь улицы покрыты белой краской по красным кирпичам, а по белому фону разбежались зеленые круги. Оранжевые квадраты. Синие прямоугольники. Это Витебск 1920 г. По кирпичным его стенам прошлась кисть Казимира Малевича»8. В архивных документах есть список 30 фамилий художников, приглашенных для оформления города: среди них, как всегда, К. Малевич, Эль Лисицкий, Н. Коган, В. Ермолаева, И. Клюн и Ю. Пэн, а также молодые менее известные живописцы, ученики последнего — Е. Минин, С. Юдовин, И. Гаврис9.

Школа, безусловно, привлекалась к организации праздника Первомая и другим важным датам, как, например, Дню работников искусств. Пятая годовщина Октября в 1922 г. была отмечена военным парадом, но приказ председателя исполкома лишил праздник непосредственности и свободного участия в нем населения. Витеблян обязали вывесить флаги на своих домах, украсить балконы лампочками и коврами, освещать фасады начиная с семи часов вечера. Военное руководство должно было следить за тем, чтобы общественные здания, площади, трамваи оформлялись революционными флагами и лозунгами. Транспорт работал до двух часов ночи. 7 ноября на улицах и площадях города должна была состояться массовая демонстрация с участием автомобилей и экипажей. Жители, не подчинившиеся приказу, наказывались в административно-правовом порядке10.

Октябрьские праздники для художников были поводом выставить свои произведения на улицах и привнести в город дух свободы. Однако с 1922 г. эти праздники стали исключительно революционно-политическими, прерогативой режима. В обязанности уполномоченного по делам искусств и отдела ИЗО, кроме того, входила организация монументальной пропаганды. В 1919 г. в Витебске были установлены памятники Карлу Марксу и Карлу Либкнехту. По результатам конкурса победили проекты Д. Якерсона и А. Бразера. Невель и Полоцк, города губернского подчинения, тоже имели свои статуи К. Маркса. Деятельность Шагала распространялась на всю территорию губернии. Довольно быстро, начиная с 1919 г., открывались художественные школы в Велиже и Невеле, а в 1921 г. их было уже пять (Велиж, Городок, Невель, Полоцк, Орша).

Диспуты и лекции

Город Витебск жил и другими праздниками. Создание Шагалом художественной школы привлекло из столиц многих живописцев, принадлежавших к различным течениям; творческие разногласия часто вызывали многочисленные дебаты. Марк Захарович с удовольствием писал; «Несколько митингов были устроены своими силами. В конечном итоге у нас теперь в городе "засилье художников". Спорят об искусстве с остервенением»11. Первый диспут, организованный Шагалом в декабре 1918 г., касался темы «меньшинств в искусстве». Местная пресса подробно рассказывала о втором диспуте «Футуризм и пролетариат», состоявшемся в феврале 1919 г. с участием М. Шагала, И. Пуни, К. Богуславской, А. Ромма. С большим энтузиазмом автор говорил о первых дискуссиях в Витебске, подвергая сомнению «пролетарскую» основу футуризма: «Споры об искусстве в Витебске — горячие, страстные споры, даже со скандалами, при наличии переполненного зала — не означает ли этот факт сам по себе крупный сдвиг Витебска, начало конца его косности и "лавочного" благополучия? Не есть ли это подлинная революция в искусстве? {...} Футуризм — несомненная революция в искусстве. Не значит ли это, что эта революция пролетарская? Значит ли это, что футуризм есть пролетарское искусство? Этого футуристы пока еще не доказали»12.

Преподаватели училища читали лекции в других учебных заведениях и на вечерних курсах. К. Богуславская выступила в городе на тему «Актуальные задачи художественной промышленности»13. 19 апреля 1920 г. М. Шагал предложил учащимся школы и любителями искусства побеседовать о «Путях творчества», затем состоялся публичный диспут14. В июле того же года, по случаю Дня работников искусств, в городском театре прошли лекции «Новые пути в искусстве», «Современное искусство»15.

В связи с открытием 3 ноября 1919 г. первой государственной выставки картин А. Ромм прочел доклад о течениях в современной живописи; 17 ноября состоялась лекция Малевича «Задачи современного искусства»; 21-го числа того же месяца А. Ромм выступил перед широкой публикой на тему «Творчество Эль Греко»; 3 декабря А. Бразер организовал диспут о целях современной живописи, «на котором выступили все местные художественные силы. Лекции и диспуты привлекали массу народа. Зал был переполнен и не мог вместить всей публики»16.

Группа УНОВИС, филиал которой находился в Смоленске, выезжала туда с лекциями в октябре 1920 г. В Витебский комитет УНОВИСа входили К. Малевич, Эль Лисицкий, Л. Хидекель, Н. Коган и И. Чашник. Первая лекция состоялась 20 октября и, по сути, выражала позиции Пролеткульта в отношении к русской культуре и искусству. На следующий день Малевич выступил с докладом «Новое искусство». Параллельно учащиеся проводили выставки своих работ, эскизов и плакатов17. Революция предоставила художникам возможность высказываться и объяснять свое искусство, а также выставлять произведения и разрабатывать новую живописную культуру.

Выставки и музеи

Миссия Шагала — пробудить интерес к искусству — осуществлялась в процессе организации выставок и создания музея, которые привлекали массы к познанию живописной культуры. В марте 1919 г. мастер пригласил местных художников участвовать в Первой отчетной выставке школы. На ее открытии, 28 июня, были представлены работы учащихся, а также витебских живописцев, скульпторов и прикладников18.

Первая государственная выставка картин местных и московских художников проходила в ноябре 1919 г. А. Бразер в своем отчете так описал эти события19: в конце сентября школа была мобилизована на работу по доставке работ из Москвы, что было крайне сложно, поскольку московские живописцы отказывались давать свои произведения на выставку современного искусства из-за слухов об оккупации Витебска поляками. Несмотря на эти трудности, в город было доставлено 90 картин. В октябре началась подготовка к экспозиции, отбор произведений местных художников, поиск помещения. Развеска работ была довольно сложной и долгой, правление не разрешало вбивать в стены гвозди, боясь повреждений. Во время открытия (8 ноября) и закрытия (22 декабря) выставки состоялись лекции об искусстве. В целом было представлено 240 картин 41 художника, среди которых, кроме местных (А. Бразер, М. Зевин, Ю. Пэн, С. Юдовин), участвовали виднейшие представители основных течений русского авангарда: Н. Альтман, Д. Бурлюк, В. Кандинский, А. Родченко, О. Розанова, А. Экстер, М. Ле Дантю, Н. Куприн, Р. Фальк.

Вторая отчетная выставка проходила с 15 февраля по 1 марта 1920 г. Сотрудники училища вновь приложили для этого всю свою энергию. Необходимо было освободить мастерские, приспособить помещение к выставке и отобрать достойные картины студентов. Преподаватели дежурили на экспозиции и давали зрителям пояснения. К. Малевич и другие педагоги читали лекции об искусстве. Выставка включала 350 работ, ее посетило около 3000 человек, что способствовало привлечению новых учащихся и открытию двух мастерских (К. Малевича и М. Шагала)20.

Выставка картин современных художников открылась в июле 1920 г. после возвращения учащихся из Москвы. В 1921 г. экспонировала свои работы группа трех живописцев (Л. Зевин, М. Кунин и Э. Волхонский). Кроме того, в том же 1921 г. состоялись две выставки: в марте группа УНОВИС представила исследования преподавателей и студентов, проект «воздуходвижущихся вокзалов», «станций для аэро», «кубистических экспериментов»21; в сентябре в честь 25-летия творческой и педагогической деятельности Ю. Пэна в Витебске была организована персональная выставка художника и его учеников. Журнал «Искусство» так оценил произведения последних: «На этой выставке ясно проступало полнейшее неумение видеть цвет, банальное постижение рисунка, поверхностность плюс подражание Ю.М. Пэну, но отнюдь не лучшим его живописным работам»22.

Чтобы заинтересовать витеблян современным искусством, уполномоченный по делам искусств принял решение о создании художественного музея; его поддержал Наркомпрос23. Шагал получил 60 000 рублей на покупку картин местных мастеров (Ю. Пэна, С. Юдовина, Д. Якерсона). Сначала музей был открыт в школе, где хранились работы учащихся24, затем его перевели в отдельное помещение. Коллекция постепенно пополнялась произведениями художников-авангардистов: М. Ларионова, М. Ле Дантю, Н. Гончаровой, В. Пестель, А. Родченко, В. Кандинского, Р. Фалька и многих других. В 1921 г. в ней насчитывалось 120 картин местных и столичных живописцев.

По требованию губернского отдела ИЗО творчеству Шагала было отведено особое место. В августе 1921 г. хранителем музея был назначен Роберт Фальк25.

Публикации

Для распространения информации об искусстве отдел ИЗО содействовал созданию и развитию местной художественной прессы, издательств и книжных иллюстраций. Однако, как отмечал А. Ромм, газета «Революционное искусство», выходившая в 1919 г., вынуждена была закрыться по экономическим причинам — из-за дефицита бумаги. Эстетические и педагогические поиски членов УНОВИСа находили свое воплощение в многочисленных публикациях. Пребывание в Витебске было очень плодотворным для Малевича, здесь он написал много теоретических работ, которые печатались в литографической артели: Супрематизм. 34 рисунка, О новых системах в искусстве, Бог не скинут. Издавались статьи В. Ермолаевой Об изучении кубизма и Н. Коган О методе Малевича, примененном в начальной кубистической мастерской абстракции. Группа УНОВИС напечатала свой известный труд Альманах "УНОВИС" № 1 в начале 1920 г., а следующий — через год. Руководители и преподаватели училища упорно добивались открытия в ее здании, по улице Бухаринской, библиотеки, что было довольно сложно из-за недостатка средств.

Изобразительное искусство и театр

Как и столичные, Витебские художники активно работали в области сценического искусства. Так, в феврале 1919 г. по инициативе руководства РОСТА26 в городе был создан Театр революционной сатиры (Теревсат), который открыл путь другим агитационным театрам. Основной задачей театра было информирование зрителей — красноармейцев, рабочих и крестьян — о политических событиях и комментирование их в новой художественной и юмористической форме27. Репертуар складывался из одноактных пьес, сатирических представлений, пародий и плясок. Он не имел фиксированного текста, поэтому приходилось прибегать к импровизации. В 1919—1920 гг. Шагал был главным художником Теревсата28 и оформил большинство его спектаклей, иногда в постановках принимал участие Эль Лисицкий. Сценические формы театра были навеяны петрушечными представлениями, где размалеванные актеры имитировали кукол, а декорации, расписанные Шагалом, имели вид ширмы и щита с отверстиями для головы и рук актеров. Один из петроградских театров заказал художнику декорации к пьесе Н. Гоголя «Женитьба».

После отъезда из Витебска мастер не оставил сценическую деятельность, на этот раз сотрудничая с Государственным еврейским камерным театром под руководством А. Грановского.

Со своей стороны, супрематисты группы УНОВИС в феврале 1920 г. осуществили постановку футуристической оперы «Победа над солнцем» (в 1913 г. сыгранной в Петербурге, в Витебске музыка М. Матюшина не использовалась). В. Ермолаева под руководством К. Малевича подготовила эскизы декораций и костюмов, а затем учащиеся самостоятельно их создавали. Увлеченная сценическим искусством, она активно сотрудничала с городским театром.

УНОВИС осуществил постановку супрематического балета, оформленного Ниной Коган (сценография и хореография). Художница смогла организовать чисто пластическое представление-трансформацию геометрических фигур с участием художников-супрематистов. Следуя традициям петербургских футуристов 1913 г., группа УНОВИС открыла в 1921 г. цикл вечеров современной поэзии, музыки и театра с чтением стихов К. Малевича29.

17 сентября того же года в Латышском клубе состоялась постановка «Войны и мира» В. Маяковского в исполнении Н. Эфроса, декорации были оформлены В. Ермолаевой и Л. Циперсоном. Реакция прессы, скорее ироничная и критическая, отмечала, что актер удивлял публику своим экспериментальным спектаклем. К супрематической версии «Сна в летнюю ночь» Шекспира, что готовила В. Ермолаева с учениками, Е. Кабищер выполнила костюмы, которые «превращали актеров в геометрические объемы, в настоящие живые архитектоны»30.

Витебск, таким образом, благодаря революции и яркой деятельности великих личностей, стал одним из крупнейших центров России. Практика «левого» искусства развивалась на всех уровнях и коснулась всех слоев населения. «Витебский ренессанс» — термин, обозначающий наиболее интенсивный период культурной жизни города. Его можно сравнить с искрой, на какой-то момент осветившей как историю, так и творчество живописцев. Художественная школа была для педагогов и студентов уникальным опытом, позволившим на практике реализовать свой талант, искать новые пути в искусстве, чтобы достигнуть профессиональной зрелости.

Для одних мгновение полной творческой свободы осталось лишь мгновением (Д. Якерсон, Е. Кабищер-Якерсон, А. Бразер, Е. Минин) и кратким отступлением от карьеры художников-реалистов; для других (Н. Суэтин, И. Чашник, Л. Хидекель, Н. Коган) — определяющим в эстетических поисках и развитии своей художественной идентичности. Витебская «закваска» позволила сотням молодых людей проявить себя и утвердиться в искусстве, но осталась, как в случае с Пэном, только эфемерным эпизодом, более или менее ярким и напряженным.

Были ли витебские художники озабочены политическими вопросами, осознавая себя обязанными революции за создание школы? Какие отношения сложились у них с Советской властью? Соответствовали ли их позиции и инициативы большевистской идеологии? В какой степени Витебская школа была революционной?

Примечания

1. Циркуляр о назначение М. Шагала уполномоченным по делам искусств Витебской губернии: ГАВО. Ф. 1821, оп. 1, д. 8, т. 1. С. 238.

2. Цит. по: Рыбкин М., Шульман А. Юдель (Юрий) Пэн (1854—1937). Художник и педагог. Витебск, 1994. С. 12.

3. Шатских А. Разные роли Марка Шагала.

4. Цит. по: Марк Шагал. К 100-летию со дня рождения. Живопись и графика из французских и советских музеев и личных коллекций. Советский художник. М., 1987.

5. Известия Витебского губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов. 1918. 9 ноября.

6. Шатских А. Последние витебские годы Марка Шагала. С. 246.

7. Элентух И. Цвета времени и краски «изофронта» // Неман. 1987. № 11. С. 149.

8. Цит. по: Марк Шагал. К 100-летию со дня рождения.

9. ГАВО. Ф. 101, оп. 1, д. 36. С. 17.

10. ГАВО. Ф. 56, оп. 1, д. 166. С. 10.

11. Письмо Шагала Эттингеру в апреле 1920 г. Цит. по: Шатских А. Последние витебские годы Марка Шагала. С. 248.

12. Грилин. Футуризм и Пролетариат // Витебский листок. 1919. 11 февраля.

13. Известия Витебского губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов. 1919. 22 марта.

14. Известия Витебского губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов. 1920. 18 апреля.

15. ГАВО. Ф. 101, оп. 1, д. 31. С. 81—82.

16. Отчет Бразера о работе секции ИЗО. ГАВО. Ф. 2268, оп. 1, д. 30, т. 3. С. 31.

17. «РОСТА УНОВИСа». Листок Витебского творкома. 1920. 20 ноября. Цит. по: Наливайко Л. К истории художественной жизни Витебска 1918—1922. Витебск, 1994. С. 21.

18. Витебский листок. 1919. 25 июня.

19. ГАВО. Ф. 2268, оп. 1, д. ЗО, т. 3. С. 31.

20. Отчет Шагала о деятельности школы за февраль 1920 г. // ГАВО. Ф. 101, оп. 1, д. 22. С. 9.

21. Искусство. 1921. № 4—6. Цит. по: Наливайко Л. К истории художественной жизни Витебска 1918—1922. Витебск, 1994. С. 23.

22. Там же.

23. Известия Витебского губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов. 1919. 12 марта.

24. Витебский листок. 1919. 8 июля.

25. ГАВО. Ф. 9, оп. 1, д. 94, т. 5. С. 347.

26. РОСТА — Российское телеграфное агенство. Центральный информационный орган Советского правительства (1918—1925).

27. Акуневич О. Из истории Витебского Теревсата. Малевич. Классический авангард. Витебск, 1998. Т. 2. С. 60.

28. В 1922 г. Теревсат был преобразован в Театр революции при Моссовете.

29. Известия Витебского губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов. 1921. 15 сентября.

30. Valabregue F. Kazimir Sévérinovitch Malévitch. Images en manœuvre éditions, 1994. P. 157.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

  ??????.??????? Главная Контакты Гостевая книга Карта сайта

© 2019 Марк Шагал (Marc Chagall)
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.