ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
БИОГРАФИЯ
ГАЛЕРЕЯ КАРТИН
СОЧИНЕНИЯ
БЛИЗКИЕ
ТВОРЧЕСТВО
ФИЛЬМЫ
МУЗЕИ
КРУПНЫЕ РАБОТЫ
ПУБЛИКАЦИИ
ФОТО
ССЫЛКИ ГРУППА ВКОНТАКТЕ СТАТЬИ

На правах рекламы:

Для вас недорого наркологический центр телефон в рассрочку со скидками.

Главная / Публикации / «Шагаловский сборник. Выпуск 4»

К. Карпекин. «Торговцы и бухгалтеры: Розенфельды в Витебске в первые послереволюционные годы»1

Жена Марка Шагала — Белла — была младшей дочерью состоятельного витебского купца Шмуэля-Неуха Ицковича Розенфельда и его жены Фрейды Боруховны. Кроме нее в семье было еще семеро детей: Ицка (1879 года рождения), Хана (1881), Арон (1881), Янкель-Гирш (1883), Мендель (1884), Израиль (1887) и Абрам (1889). Еще один брат Беллы — Беньямин — умер в детстве2.

В послереволюционном Витебске вместе с родителями остались только трое сыновей: Арон, Мендель и Израиль. Ицка Розенфельд выехал в Германию еще в 1903 г. и с этого времени жил за границей3. Старшая дочь Шмуэля-Неуха — Хана — в 1917 г. вместе со своим мужем Абрамом Гинзбургом находилась в Киеве4. Сыновья Ш.-Н. Розенфельда Яков и Абрам встретили события Октябрьской революции соответственно в Петрограде и Москве5.

Некоторые сведения о Розенфельдах, проживавших в 1917 — начале 1920-х гг. в Витебске, содержатся в документах Государственного архива Витебской области.

Известно, что в начале XX в. Ш.-Н. Розенфельд имел в Витебске два магазина, где продавались часы и ювелирные изделия. Первый из них находился в здании гостиницы «Брози» — на пересечении Смоленской и Подвинской улиц (теперь это улицы Ленина и Л. Толстого), а второй — на ул. Вокзальной (ныне — ул. Кирова)6. Первоначально смена власти не особенно помешала бизнесу Розенфельдов: спрос на изделия из драгоценных металлов сохранился и после событий Октябрьской революции 1917 г. В частности, имя Неуха Ицковича Розенфельда7 значится в «Списке владельцев частных предприятий за 1918 г» под № 589. Согласно этому документу, он проживал на Смоленской улице в «доме Кагана» (несомненно, имеется в виду здание гостиницы «Брози»), где содержал магазин серебряных изделий и часов8. Упоминается Н.И. Розенфельд и в «Книге по обложению имущих классов за 1918 г» как хозяин магазина серебряных и золотых вещей по ул. Смоленской (в том же «доме Кагана»).

Торговец имел патент II разряда. Кстати будет отметить, что в первые послереволюционные годы в советских республиках действовала система налогообложения, сформировавшаяся в Российской империи в конце XIX в. Согласно Положению о государственном промысловом налоге, утвержденном 8 июня 1898 г., все торговые предприятия в зависимости от оборота были разделены на пять разрядов. К I разряду относились оптовые торговые предприятия, ко II — розничные, к III — мелочные торговые предприятия, к IV — также мелочные торговые предприятия (с меньшим оборотом), наконец, предпринимателям, занимающимся развозной или разносной торговлей, выдавался патент V разряда9.

В 1918 г. Н.И. Розенфельд должен был заплатить 2 000 руб. налога. Всю сумму он выплатил без задержек: по 700 руб. — 27 и 29 апреля 1918 г. и 600 руб. — 30 апреля 1918 г.10 Это была достаточно большая сумма: в 1918 г. в Витебской губернии фунт хлеба (409,5 г) стоил 2 руб., а пуд картофеля (16,38 кг) — 20 руб.11

Незаменимой помощницей Н.И. Розенфельда в торговых делах была его жена Фрейда Боруховна. В Государственном архиве Витебской области хранятся «Списки владельцев торговых и промышленных предприятий, облагаемых налогом» (по г. Витебску), в которые внесены сведения за 1915—1921 гг. Среди прочих в документе упоминается и Ф.Б. Розенфельд (под № 1615). Она занималась торговлей золотыми и серебряными вещами в магазине, располагавшемся по ул. Вокзальной, 15. В списке это здание названо «домом Пинчука». По всей вероятности, владельцем данного дома являлся Пинчук Ицка Абрамович — в его декларации о доходах за 1924 г. указан именно этот адрес. Согласно документу, дом был двухэтажным, каменным, с флигелем, и хозяин сдавал его в аренду12.

В декабре 1915 г. Фрейда Боруховна Розенфельд получила торговое свидетельство II разряда № 1774. В 1916 г. оборот магазина по ул. Вокзальной, 15 составил 24 тыс. руб., а непосредственный доход — 7,2 тыс. руб. 22 декабря 1916 г. Ф.Б. Розенфельд было выдано новое торговое свидетельство — № 954 (также II разряда). В 1917 г. оборот магазина составил 30 тыс. руб., прибыль уменьшилась до 4,5 тыс. руб. Следует отметить, что в 1917 г. фунт черного хлеба стоил 5 коп., говядины — 40 коп., сливочного масла — 50 коп. Позднее хозяйка магазина получила очередное торговое свидетельство (II разряда № 460, которое действовало с 29 декабря 1917 г.).

С 1918 г. (точная дата неизвестна) владельцем магазина по ул. Вокзальной, 15 стал Мендель Розенфельд — сын Неуха Ицковича и Фрейды Боруховны13. В «Списке владельцев торговых и промышленных предприятий, облагаемых налогом» (по г. Витебску) он упоминается под № 1694. Торговал Мендель Неухович на основании свидетельства, которое его мать получила 29 декабря 1917 г.14 Как хозяин магазина серебряных и золотых вещей М.Н. Розенфельд упоминается также в «Книге по обложению имущих классов за 1918 г» 27 марта 1918 г. он заплатил 700 руб. налога, 5 и 30 апреля 1918 г. — по 500 руб.15 29 декабря 1918 г. М.Н. Розенфельд получил новое торговое свидетельство II разряда — на продажу золотых и серебряных вещей в том же магазине. За это свидетельство он заплатил 135 руб. различных налогов и пользовался им в 1919 г.16

Можно предположить, что магазин Розенфельдов по ул. Смоленской к 1919 г. уже закрылся, а к 1920 г. та же участь постигла и магазин по ул. Вокзальной. Именно с этого времени они не упоминаются в архивных документах (например, в «Списке владельцев торгово-промышленных предприятий г. Витебска за 1919 г.», «Списках плательщиков процентного сбора с прибылей на 1919 г.», «Списках граждан, получивших патенты на право торговли в 1921 г» и др.)17. Это предположение подтверждается и исследованием А. Подлипского, который отмечает, что в мае 1919 г. в помещении магазина по ул. Смоленской был открыт «Витебский государственный окружной нотный склад», а в середине ноября 1919 г. Неух Ицкович и Фрейда Боруховна Розенфельд переехали из Витебска в Москву18.

Не исключено, что на разорении ювелирных магазинов сказалась так называемая «контрибуция на буржуазию». Дело в том, что вскоре после Октябрьской революции перед большевиками встал вопрос поиска средств, необходимых для функционирования новой власти. В связи с этим в начале 1918 г. Витебский городской исполнительный комитет принял постановление, в котором предписывалось «обложить зажиточное население города имущественным прогрессивным чрезвычайным налогом» в размере 6 миллионов рублей. Для этого предлагалось провести для самых богатых людей Витебска собрание, на котором арестовать некоторых из них, а остальным предложить заплатить за них выкуп. Несмотря на несогласие части витебских большевиков, данное решение 25 марта 1918 г. было окончательно закреплено постановлением Витебского губернского Совета крестьянских, рабочих, солдатских и батрацких депутатов. Несмотря на то, что, согласно воспоминаниям, был определен день собрания и составлен список арестовываемых лиц19, в Государственном архиве Витебской области документы, подтверждающие этот факт, обнаружены не были.

Косвенное подтверждение того, что контрибуция затронула семейство Розенфельдов, имеется в книге «Моя жизнь» Марка Шагала. В частности, он пишет, что занимая должность уполномоченного по делам искусств в Витебской губернии (то есть с сентября 1918 г.), он пользовался особым уважением со стороны городских властей, но это «не помешало им арестовать мою тещу, в числе других зажиточных земляков, за то лишь, что они не были бедны». Далее М. Шагал в своих воспоминаниях писал:

«Дом тестя давно разорен.

Как-то вечером у освещенных витрин остановились семь автомобилей ЧК и солдаты стали выгребать драгоценные камни, золото, серебро, часы из всех трех магазинов. Потом вломились в квартиру проверить, нет ли и там ценностей.

Забрали даже серебряные столовые приборы — только их успели помыть после обеда.

А в довершение чекисты приступили к теще, сунув ей под нос револьвер:

— Давай ключи от сейфов, а не то...

Открыть сейфы они не смогли или сочли их слишком ценными, только и их тоже, не без труда, погрузили в автомобили.

Арон Розенфельд. 1921 г. Фото из фондов ГАВО

Наконец, удовлетворившись, они уехали.

Разом постаревшие хозяева онемели и застыли, уронив руки и глядя вслед автомобилям.

Сбежавшиеся соседи тихо причитали.

Взяли всё подчистую. Ни одной ложки не осталось.

Вечером прислугу послали достать хоть каких-нибудь.

Тесть взял свою ложку, поднес к губам и уронил. По оловянному желобку в чай стекали слезы.

К ночи чекисты вернулись с ружьями и лопатами:

— Обыск!

Под руководством «эксперта», злого завистника, они протыкали стены и срывали половицы — искали укрытые сокровища.

Бедным старикам, давно привыкшим к налетам и угрозам заурядных бандитов, которых привлекало богатство, теперь пришлось совсем туго»20.

Таким был конец торговли Розенфельдов в Витебске.

Двое сыновей Неуха и Фрейды — Арон и Израиль — выбрали профессию бухгалтера. В документах Государственного архива Витебской области первый из них упоминается как Арон Шмуйлович (или Самуилович). Согласно личной карточке и списку служащих, заполненным в 1919 г., Арон родился в 1881 г., получил домашнее образование. В армии он не служил, был беспартийным. В 1904 г. А. Розенфельд 3 месяца сидел в Витебской тюрьме «за политические убеждения». До Февральской революции 1917 г. он работал на предприятиях Петрограда, в том числе на металлическом заводе «И. Штейн и К°», а затем вернулся в Витебск. 11 октября 1917 г. Арон Розенфельд был освобожден от службы в армии, о чем получил удостоверение № 23771.

28 января 1919 г. сын витебского купца устроился на работу в отдел бухгалтерии Витебского уездного продовольственного комитета, который находился по ул. Вокзальной, 26. А. Розенфельд жил вместе с женой и ребенком возле Могилевской площади, по ул. Сазоновской, 2 (теперь это юго-восточная часть площади Победы)21.

В других документах содержится информация несколько иного характера. Например, в «Списке служащих отдела бухгалтерии Витупродкома», составленном в 1919 г., указано, что А. Розенфельд работал в комитете с 10 февраля 1919 г. и на момент составления списка занимал должность старшего счетовода. В его обязанности входило ведение книг по учету различных товаров22. В аналогичном списке, датированном 8 апреля 1919 г., он также значится старшим счетоводом23.

Более подробные сведения о должностях, занимаемых А. Розенфельдом, имеются в «Требовательных ведомостях на выдачу жалования служащим отдела бухгалтерии Витупродкома». Всего за пару лет Арон Шмуйлович сделал карьеру от счетовода до бухгалтера-заведующего (см. таблицу 1).

Таблица 1. Сведения о должностях, занимаемых А.Ш. Розенфельдом24.

Период Должность Размер месячного оклада Полученная сумма (с прибавками и премиями)
март 1919 г. счетовод 648 руб. 648 руб.
первая половина апреля 1919 г. счетовод 648 руб. 324 руб.
вторая половина апреля 1919 г. старший счетовод 648 руб. 324 руб.
первая половина мая 1919 г. старший счетовод 1044 руб. 522 руб.
вторая половина мая 1919 г. младший бухгалтер 1161 руб. 580 руб. 50 коп.
первая половина июня 1919 г. ответственный счетовод 1161 руб. 580 руб. 50 коп.
июль 1919 г. ответственный счетовод 1290 руб. 1354 руб. 50 коп.
вторая половина августа 1919 г. ответственный счетовод 1290 руб. 645 руб.
сентябрь 1919 г. младший бухгалтер 2700 руб. 2700 руб.
октябрь 1919 г. младший бухгалтер 2700 руб. 2700 руб.
25 октября — 22 ноября 1919 г. сверхурочные работы 270 руб.
ноябрь 1919 г. младший бухгалтер-заведующий расчетным подотделом 2700 руб. 2700 руб.
26 ноября — 18 декабря 1919 г. сверхурочные работы (13 часов) 2700 руб. 351 руб.
первая половина декабря 1919 г. младший бухгалтер-заведующий расчетным подотделом 2700 руб. 1485 руб.
вторая половина декабря 1919 г. старший бухгалтер 3000 руб. 1650 руб.
январь 1920 г. старший бухгалтер 3000 руб. 3300 руб.
февраль 1920 г. бухгалтер-заведующий 3500 руб. 3850 руб.
март 1920 г. бухгалтер-заведующий 3500 руб. 3850 руб.
апрель 1920 г. бухгалтер-заведующий 3500 руб. 3850 руб.
июнь 1920 г. бухгалтер-заведующий 3500 руб. 7700 руб.
июль 1920 г. бухгалтер-заведующий 3500 руб. 7700 руб.
вторая половина августа 1920 г. бухгалтер-заведующий 3500 руб. 3850 руб.
сентябрь 1920 г. бухгалтер-заведующий 10760 руб. 75 коп.
октябрь 1920 г. бухгалтер-заведующий 4550 руб. 15165 руб. 15 коп.
первая половина ноября 1920 г. бухгалтер-заведующий 4550 руб. 7882 руб. 87 коп.

Сравнив заработок А. Розенфельда с ценами на продукты питания и промышленные товары, можно прийти к выводу, что уровень его благосостояния был не слишком высок. Так, в июле 1919 г. фунт гречневой крупы в Витебске стоил 75 руб., пуд картофеля — от 400 до 480 руб., фунт говядины — от 40 до 50 руб., пара ботинок — от 1000 до 2000 руб. В августе 1920 г. стоимость фунта хлеба достигала 250 руб., фунта картофеля — 100 руб. К ноябрю 1920 г. цены на продукты питания выросли еще больше: фунт хлеба — до 380 руб., фунт картофеля — до 140 руб., зимнее пальто стоило около 300 000 руб.25

Арон Розенфельд упоминается и в других документах. В частности, в «Списке служащих Витупродкома», составленном 1 марта 1921 г., он записан как «бух[галтер] зав[едующий]» авансовосчетного отдела (в то время он проживал по прежнему адресу)26. Согласно «Списку служащих отдела бухгалтерии Витупродкома», составленному 6 апреля 1921 г., А. Розенфельд являлся заведующим расчетным подотделом27. Вероятно, в 1922 г. в продовольственном комитете он уже не работал, так как в «Списке служащих Витупродкома» за 1922 г. его фамилия не упоминается28.

Брат Арона — Израиль Неухович (Самуйлович) Розенфельд — в первые послереволюционные годы тоже работал бухгалтером. Он получил среднее образование и в отличие от брата служил в армии в качестве «ратника ополчения». 28 января 1920 г. Израиль устроился на работу в тот же Витебский упродком. В это время он жил на ул. Володарской, 19 (современная улица Суворова). В продовольственном комитете И. Розенфельд проработал до 22 ноября 1920 г. На момент увольнения он жил по адресу: ул. Елагская, 1429.

Некоторые сведения о нем также можно получить из «Требовательных ведомостей на выдачу жалования служащим отдела бухгалтерии Витупродкома» (см. таблицу 2).

Таблица 2. Сведения о должностях, занимаемых И.Н. Розенфельдом30.

Период Должность Размер месячного оклада Полученная сумма (с прибавками и премиями)
первая половина февраля 1920 г. младший бухгалтер 2-го разряда 2700 руб. 1881 руб.
вторая половина февраля 1920 г. младший бухгалтер 2700 руб. 0 руб. (болел)
первая половина июня 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда (со 2 июня 1920 г.) 2700 руб. 2772 руб.
вторая половина июня 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда 2700 руб. 2970 руб.
июль 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда 2700 руб. 5940 руб.
вторая половина августа 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда 2700 руб. 2970 руб.
сентябрь 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда 7528 руб. 95 коп.
октябрь 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда 3510 руб. 11389 руб. 95 коп.
первая половина ноября 1920 г. помощник бухгалтера 2-го разряда 3510 руб. 5714 руб. 97 коп.

В документах, хранящихся в Государственном архиве Витебской области, упоминаются и другие лица с фамилией Розенфельд. Точно не известно, являлись ли они родственниками Шмуэля-Неуха Ицковича Розенфельда или нет. Тем не менее, их следует упомянуть в данной статье, так как эти сведения могут быть использованы исследователями для дальнейшего изучения истории рода Розенфельдов.

К примеру, удалось найти информацию о Хацкеле Ицковиче Розенфельде. Судя по совпадению отчества и времени проживания в Витебске, он мог быть братом Шмуэля-Неуха. Одновременно с Хацкелем Ицковичем упоминается Этка (Эстер) Азриелевна Розенфельд, которая вела с ним совместную торговлю. В связи с этим есть некоторые основания предполагать, что она являлась его женой.

Этка Азриелевна упоминается в «Списке владельцев торговых и промышленных предприятий, облагаемых налогом» (по г. Витебску) под № 1616. Она была хозяйкой магазина, в котором продавались продукты питания. Этот магазин находился по адресу: Полоцкий базар, 1, в так называемом «доме Эйгеса». По всей вероятности, владельцем указанного дома являлся Эйгес Александр Исаакович. Именно в его декларации о доходах (за 1923 г.) указано, что ему принадлежало одноэтажное здание по ул. Покровской, 1, которое он сдавал в аренду31. С учетом того, что Покровская ул. брала начало как раз от Полоцкой площади, есть все основания утверждать, что речь идет об одном и том же здании.

В 1916 г. Э.А. Розенфельд торговала по свидетельству III разряда № 698, действовавшему с 12 декабря 1915 г. Торговый оборот магазина составил 3 тыс. руб., доход — 360 руб. 19 декабря 1916 г. ей было выдано торговое свидетельство III разряда № 452. В 1917 г. торговый оборот магазина составил 3 тыс. руб., доход же уменьшился до 240 руб.

С января 1918 г. хозяином магазина продуктов питания, находившегося на Полоцком базаре в доме № 1, являлся Розенфельд Хацкель Ицкович. Он упоминается в «Списке владельцев торговых и промышленных предприятий, облагаемых налогом» (по г. Витебску) под № 1695. Торговал Х. Розенфельд на основании свидетельства III разряда № 75332, которое он получил 8 января 1918 г. и за которое заплатил 25 руб. 50 коп. всевозможных налогов33.

Имя Хацкеля Розенфельда содержится также в «Книге по обложению имущих классов за 1918 г», где он упоминается как хозяин магазина «съестными припасами», расположенного на Полоцком базаре в «доме Эйгеса». 29 марта 1918 г. для него был установлен подоходный налог в размере 150 руб. Он выплатил его за 2 раза по 75 руб. — 2 апреля и 28 сентября 1918 г.34 Других сведений о Хацкеле Ицковиче не обнаружено. Возможно, в 1919 г. он разорился и прекратил торговлю.

Зато Этка Азриелевна предприняла попытку вновь наладить торговые дела. В начале января 1923 г. она получила в Витебском губфинотделе патент на торговое предприятие II разряда № 2239, который действовал с 13 января 1923 г. Э.А. Розенфельд содержала «столик мануфактурный большой», который находился на Долгоруковской улице г. Витебска (на Полоцком базаре). Торговля шла плохо, хозяйка, как она сама писала в своем заявлении, была «не в состоянии платить налоги». 31 марта 1923 г. она возвратила патент и закрыла свою лавку35.

В упомянутом выше «доме Эйгеса» торговал еще один Розенфельд — Нохом Герцович, который содержал магазин «съестных припасов». Свое торговое свидетельство IV разряда он получил 25 января 1918 г. (за него было уплачено 7 руб. 20 коп. различных сборов)36. Той же деятельностью Н.Г. Розенфельд занимался и в 1919 г.: его фамилия упоминается в «Списке владельцев торговых и промышленных предприятий, облагаемых налогом» (по г. Витебску) под № 2482. В это время он пользовался торговым свидетельством IV разряда № 1056, выданным 24 января 1919 г.37 В более поздних документах сведений о его магазине нет.

В «Списке владельцев торговых и промышленных предприятий, облагаемых налогом» (по г. Витебску) под № 1614 упоминается еще одна представительница рода Розенфельдов — Сора Абрамовна. Она держала мучную лавку по ул. Шоссейной, 29 — в «доме Пайкина» (ул. Шоссейная находилась в районе современной ул. Советской Армии). Владельцем этого дома был Пайкин Симон Мордухович. В декларации о его доходах за 1928—1929 гг. содержатся сведения о том, что он владел ¼ частью данного дома и сдавал помещения в аренду38. 28 декабря 1915 г. С.А. Розенфельд получила торговое свидетельство II разряда № 1565. В 1917 г. она торговала по свидетельству II разряда № 770, которое действовало с 23 декабря 1916 г. В последующем торговлей не занималась39.

Такова история семейства Розенфельдов в первые послереволюционные годы в Витебске. Нестабильная политическая и экономическая обстановка в стране отрицательно отражалась на судьбах людей. Ювелирные магазины Шмуэля-Неуха пришли в абсолютный упадок. Правда, у сыновей, работавших бухгалтерами, судьба сложилась более успешно: за короткий период они сделали неплохую карьеру. Но непродолжительность времени работы свидетельствует о том, что они постоянно находились в поисках лучшей жизни.

Примечания

1. Доклад был прочитан на XXIV Международных Шагаловских чтениях в Витебске 15 июня 2014 г.

2. Шагал Б. Горящие огни. М., 2006. С. 66.

3. Хмельницкая Л. Сплетения судеб (Исаак Розенфельд, Софья Дымшиц-Толстая, Марк и Белла Шагалы) // Бюллетень Музея Марка Шагала. Вып. 14. Витебск, 2006. С. 87.

4. Хмельницкая Л. Социалисты (материалы к биографиям Ханы Розенфельд и Абрама Гинзбурга) // Бюллетень Музея Марка Шагала. Вып. 19—20. Витебск, 2011. С. 130.

5. Шишанов В. Яков Розенфельд: превратности судьбы // Бюллетень Музея Марка Шагала. 2001. № 1. С. 5.

6. Хмельницкая Л. В гостинице «Брози» — музей Шагала? // Бюллетень Музея Марка Шагала. 2000. № 2. С. 1, 8.

7. Все имена указаны в соответствии с документами Государственного архива Витебской области (ГАВО).

8. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 53, л. 57 об.

9. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание третье. Том 18. № 15601.

10. ГАВО, ф. 1001, оп. 1, д. 54, л. 114.

11. Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917—1945 гг. Мінск, 2006. С. 123.

12. ГАВО, ф. 123, оп. 3, д. 1804, л. 5.

13. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 344, л. 167 об., 168.

14. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 344, л. 178 об., 179.

15. ГАВО, ф. 1001, оп. 1, д. 54, л. 115.

16. ГАВО, ф. 1001, оп. 1, д. 55, л. 40 об. — 41.

17. ГАВО, ф. 123, оп. 1, дд. 85, 185, 347.

18. Подлипский А. Розенфельды (семья жены Марка Шагала) // Шагаловский международный ежегодник, 2003. Витебск, 2004. С. 120—121.

19. Красная быль. Большевики в Витебске. Сборник статей, воспоминаний и материалов. Витебск, 1923. С. 162, 231.

20. Шагал М. Моя жизнь. СПб, 2000. С. 290, 311, 312.

21. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 76, л. 15 об. — 16; д. 271, л. 2—2 об.

22. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 506, л. 89.

23. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 506, л. 99 об.

24. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 503, л. 49, 65, д. 504, л. 12, 44 об., 59 об., д. 505, 2 об., 86, 152, 225, 243 об., 254, 332 об., 380, д. 506, л. 35 об., 36, д. 507, л. 9, 14, д. 509, л. 22, 47, д. 510, л. 35, д. 511, л. 1, 11, 12, 25, 42, 59, д. 522, л. 105, 106, 141, д. 525, л. 25, 26, 52, 53, д. 526, л. 75, 77, 129, 131, д. 527, л. 80, 81, 121, 122, д. 528, л. 4, 41, д. 529, л. 48, д. 530, л. 25, д. 530, л. 44, д. 532, л. 22, 44, д. 533, л. 10.

25. ГАВО, ф. 476, оп. 1, д. 186, л. 120—121, д. 245, л. 182.

26. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 92, л. 2 об.

27. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 92, л. 36.

28. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 95.

29. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 76, л. 6 об. — 7.

30. ГАВО, ф. 954, оп. 1, д. 526, л. 76, 78, 130, д. 528, л. 14, 41 об., д. 529, л. 48, д. 530, л. 25, д. 530, л. 44, д. 532, л. 22 об., 44 об., д. 533, л. 10.

31. ГАВО, ф. 449, оп. 6, д. 2807, л. 1 об.

32. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 344, л. 178 об., 179.

33. ГАВО, ф. 1001, оп. 1, д. 56, л. 16 об., 17.

34. ГАВО, ф. 1001, оп. 1, д. 54, л. 116.

35. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 1210, л. 50—51.

36. ГАВО, ф. 1001, оп. 1, д. 56, л. 48 об., 49.

37. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 344, л. 341 об., 342.

38. ГАВО, ф. 449, оп. 6, д. 95, л. 5.

39. ГАВО, ф. 123, оп. 1, д. 344, л. 167 об.

  ??????.??????? Главная Контакты Гостевая книга Карта сайта

© 2019 Марк Шагал (Marc Chagall)
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.