ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
БИОГРАФИЯ
ГАЛЕРЕЯ КАРТИН
СОЧИНЕНИЯ
БЛИЗКИЕ
ТВОРЧЕСТВО
ФИЛЬМЫ
МУЗЕИ
КРУПНЫЕ РАБОТЫ
ПУБЛИКАЦИИ
ФОТО
ССЫЛКИ ГРУППА ВКОНТАКТЕ СТАТЬИ

Главная / Публикации / «Шагаловский сборник. Выпуск 4»

В. Городецкий. «Марк Шагал в Училище барона Штиглица: новые архивные находки»1

Давно устоявшаяся версия попытки Шагала поступить в Центральное училище технического рисования барона Штиглица после знакомства с хранящимися в Российском государственном историческом архиве (РГИА) сведениями представляется, скорее, сомнительной. Считается, что Шагал не был зачислен в училище, поскольку не смог сдать вступительные экзамены в это учебное заведение. Отсутствие фактических подробностей морфировало эту страницу из жизни художника в биографический прочерк, который не приобрел исключительности и потому легко затерялся в череде значительных событий.

Среди предполагаемых причин неудачной попытки, высказанных рядом экспертов, доминирует этническое происхождение Шагала. Атмосфера тех лет в России действительно настораживала, памятуя, например, о Кишиневском и Гомельском погромах 1903 года и о новых опасениях после оглашения Манифеста от 17 октября 1905 года. В августе 1905 года правительство и Министерство народного просвещения предоставили высшим учебным заведениям большую автономию в регулировании процентной нормы. Но уже в августе 1908 года Совет Министров принял постановление о введении во всех государственных учебных заведениях, за исключением консерваторий, процентной нормы для евреев.

«Положение о С.-Петербургском Центральном училище технического рисования Барона Штиглица»2 содержит списки художественных (статья 8) и общеобразовательных предметов (статья 9), включенных в состав учебного курса училища. Учебный Комитет училища выбирал ежегодно из последнего предметы для вступительных экзаменов. В одной из публикаций Л. Хмельницкой3 перечисляются предметы, преподававшиеся в Витебском 4-классном училище, которое окончил Шагал. Сравнение списков убеждает, что Шагал при поступлении вполне мог справиться со всеми из них. Что же случилось? Подобные биографические факты, незначительные в общем контексте, любопытны тем не менее. Это и заставило меня обратиться к архивному поиску, отчетливо осознавая, что самая скрупулезная работа редко радует исследователей полезными находками.

Существует мнение, что Шагал провалился при поступлении в училище в 1906 году. Действительно, Мерет Мейер приводит версию приезда Шагала в Петербург зимой 1906—1907 годов4. Однако представляется маловероятным, чтобы иногородний абитуриент в те годы был своевременно осведомлен обо всех требованиях вступительных экзаменов столичного училища. Подобная версия предполагает, что Шагал экстренно, в 1906 году, смог собрать все необходимые документы и сведения, что потребовало бы неизбежных поездок в Витебск, практически неосуществимых по причине значительных финансовых затруднений. В число документов, требуемых для допуска к вступительным экзаменам, входили: 1) метрическое свидетельство о рождении, 2) свидетельство о праве проживания в Петербурге, 3) аттестат об окончании учебного заведения, 4) свидетельство о приписке к призывному участку, 5) 2 фотографии с собственноручной подписью. Приходится признать, что Шагал не смог в краткий срок предоставить в Учебный Комитет все требуемые документы. В сохранившихся архивных списках подавших прошения и допущенных к экзаменам 1906 года имя Шагала отсутствует.

Большинство биографических публикаций относит время его приезда в Петербург к 1907 году. Д. Вуллшлагер в главе «Запрещенный город Санкт-Петербург, 1907—1908» своей книги5 излагает некоторые подробности попытки Шагала поступить в Петербургское учебное заведение. Профессор Б. Харшав в своей монографии6 приводит важные хронологические детали со ссылками на архивные документы (протоколы педагогического совета школы Общества поощрения художеств). Б. Харшав неоднократно утверждает, что Шагал уехал из Витебска в Петербург в 1907 году (с. 171, 172, 176). На странице 176 уточняется, со ссылкой на первую версию автобиографии Шагала «Моя жизнь», что весной 1907 года Шагал уехал в Петербург по совету и приглашению своего самого близкого друга Виктора Меклера. Виктор, по-видимому, с помощью своего отца, преуспевающего купца, помог Шагалу в приобретении явно фиктивного документа на временное проживание в Петербурге. Там же утверждается, что с апреля 1907 по сентябрь 1908 года Шагал уже занимался в школе ОПХ, получая поначалу месячную стипендию в 6 руб., а затем, по решению 19-ти преподавателей педагогического совета, с 1 сентября 1907 года по 1 сентября 1908 года — повышенную в 15 руб. (по данным сохранившихся ведомостей о выплате Шагалу стипендий)7. Известно, что Шагал в это время энергично искал и успешно находил нужные знакомства с влиятельными еврейскими наставниками и меценатами (например, с адвокатом Г.А. Гольдбергом, одним из лидеров кадетов в Государственной Думе М.М. Винавером, несколько позднее — с критиком М. Сыркиным и др.). О. Левина рассказала в своей публикации в сборнике «Марк Шагал и Петербург»8, что семейная хроника хранит предание о первой встрече Шагала с адвокатом Г.А. Гольдбергом весной 1908 года. Доброжелательное вмешательство Гольдберга, взявшего молодого Шагала в свой дом в качестве прислуги с правом на жительство, решило вопрос о легальном проживании в Петербурге.

В летние каникулы 1907 года Шагал побывал в Витебске и, скорее всего, воспользовался этим, чтобы собрать все необходимые документы для возможной подачи в широко признанное Императорское училище барона Штиглица.

В нашем распоряжении теперь имеется новая информация (хотя и фрагментарная), относящаяся к этому же периоду пребывания Шагала в Петербурге. В фондах Санкт-Петербургского РГИА удалось разыскать «Дело о принятии учащихся по экзамену в январе 1908 г»9. Принимали прошения о допуске к приемным экзаменам с августа 1907 года, а сессия состоялась в январе 1908 года. В означенном документе в списке допущенных к экзаменам числится Шагал Мовша, 20 лет10. В графу «вероисповедание» внесено Іудей», еще в одной графе: «Ок[ончил] к[урс] город[ского] учил[ища]». Отметим, что в журнале заседаний Учебного Комитета от 12 сентября 1907 года11 записано, что образования, полученного от прослушивания полного курса городского училища, достаточно для зачисления в Училище технического рисования по результатам испытаний. Шагал выбрал из четырех предлагаемых классов училища специализацию в головном классе. В обширном, на 90 листов, документе среди подавших заявления числятся еще 4 иудея (любопытная деталь: среди них и совсем еще юный, 15-летний, Исаак Шмигельский, пожелавший экзаменоваться для поступления в орнаментальный класс). В списке принятых к испытаниям числятся 34 православных, 12 лютеран, 5 иудеев, 2 рим[о]-католика, 1 магометанин; 10 занесенных в список не указали свое вероисповедание.

Изложенное приводит к выводу, что в совпадающими по времени учебе в школе ОПХ и подаче документов в Училище барона Штиглица двадцатилетний Шагал расценивал последнее как запасной вариант. Подобная версия позволяет гармонизировать кажущиеся несопоставимыми хронологические детали. Естественно предположить, что он к тому времени уже успел разобраться в строго регламентированных уставом училища характере и принципах обучения, менее либеральных, чем в школе ОПХ. Он не мог не знать, что студентам училища, где продолжительность курса обучения составляла долгих 5 (!) лет, предоставлялись соблазнительные стипендии, марки на бесплатные завтраки и обеды, а также, что совсем немаловажно в его ситуации, «отсрочка по отбыванию воинской повинности для окончания образования»12. Последнее оставалось для него открытым на момент подачи документов. В июле 1908 года ему исполнялся 21 год, что грозило призывом в армию на 3 года. Шагал обращается с паническим прошением, датированным 10 июня 1908 года, к директору школы ОПХ Н. Рериху13. Отметим, что это прошение завершает обратный адрес для ответной корреспонденции: СПб., Захарьевская, 25, кв. 13 — адрес М.М. Винавера и редакции журнала «Восход», закрывшегося к тому времени. (Судя по тексту прошения, Шагал уже тогда советовался с Г.А. Гольдбергом.) Переписка дирекции школы ОПХ с бюрократическим отделом 3-го Отделения Министерства внутренних дел затянулась, по меньшей мере, до поздней осени.

Решение подать документы в Училище барона Штиглица, уже числясь в студентах Рисовальной школы ОПХ, характеризует «голодранца с Покровской» (выражение самого Шагала), при всей его провинциальности, как довольно расторопного молодого человека.

Уместно подчеркнуть, что Шагал не был единственным из поступавших, кто прибегнул к подобной тактике. Например, запись в журнале заседания учебного комитета училища от 12 сентября 1907 года гласит, что «Л. Киприанович явился на занятия в Училище лишь 7 сентября, представив свидетельство доктора о болезни, на самом же деле оказалось, что он держал вступительный экзамен в Высшее Художественное Училище при Академии Художеств на архитектурный отдел, но не выдержал»14.

Обращает на себя внимание сообщение инспектора училища А.А. Кургановича, занесенное в журнал заседаний учебного комитета, о результатах приемных испытаний в 1907 году15. В четыре класса держали экзамены 109 человек, «13 к экзаменам не явились», что, по-видимому, считалось по тем временам рядовым явлением. С момента подачи прошения до вступительных испытаний прошло немало времени. Как уже отмечалось, у Шагала постепенно, к началу 1908 года, появляются покровители и меценаты, что позволяет ему чувствовать себя увереннее также и в поисках места для творческого роста. Не следует упускать из внимания и то обстоятельство, что нетерпеливому Шагалу 5 лет обучения, при окончательной оценке, могли казаться неприемлемыми. Остается заключить, что в подобной ситуации Шагал решил не являться на экзамены зимой 1908 года. Этот вывод подтверждается и тем фактом, что архивный поиск в РГИА не обнаружил никакой переписки Шагала с администрацией училища. Подобная обширная переписка, однако, представлена в архиве документами многих поступавших в училище. Среди них, например, материалы Матвея (Мордухая) Евсеевича Кана, рожденного 14 мая 1888 года (по результатам экзаменов он был зачислен в орнаментный класс)16. Исследователей может заинтриговать и то обстоятельство, что он — также выходец из Витебска, где окончил уездное училище.

Не поступив в Училище технического рисования, Шагал в августе 1908 года покидает и школу ОПХ. Последующий период пребывания Шагала в Петербурге до отъезда в Париж обстоятельно изучен и изложен в широко известных биографических публикациях.

Считаю своим приятным долгом поблагодарить сотрудников РГИА Санкт-Петербурга за проявленное гостеприимство. Особенное признание Ирине Николаевне Шиманович, чуткое участие которой позволило справиться с трудностями, казавшимися непреодолимыми. Я глубоко признателен Людмиле Владимировне Хмельницкой, директору Музея Марка Шагала в Витебске, за ценные советы при толковании хронологических несоответствий. С не меньшей признательностью отмечу интерес к моей работе и помощь коллектива Санкт-Петербургского фонда им. Д.С. Лихачева, особенно, заместителя директора Фонда Олега Леонидовича Лейкинда. Специальной благодарности заслуживает профессор Галя Димент из университета г. Сиэтла (США) за советы при подготовке этих заметок.

Примечания

1. Доклад был прочитан заочно на XXV Международных Шагаловских чтениях в Витебске 26 июля 2015 г.

2. Положение о С.-Петербургском Центральном училище технического рисования Барона Штиглица. СПб.: Невская типография, Шлиссельбургский проспект, № 15, 1904.

3. Хмельницкая Л. Марк Шагал: годы учебы в Витебском городском училище // Шагаловский сборник. Выпуск 3. Материалы X—XIV Шагаловских чтений в Витебске (2000—2004). Минск: Рифтур, 2008. С. 115—124.

4. Мейер М. Биография Марка Шагала. Мишпоха (Витебск). 2000. № 8. С. 48.

5. Wullschlager J. Chagall. A Biography. New York: Alfred A. Knopf, 2008. P. 53—72.

6. Harshav B. Marc Chagall and His Times. A Documentary Narrative. Stanford University Press, Stanford, California, 2004. Р 171—176.

7. Ibidem. P 179.

8. Левина О. Присяжный поверенный Григорий Абрамович Гольдберг и Моше Шагал // Марк Шагал и Петербург. К 125-летию со дня рождения художника. Науч. ред. и сост.: О.Л. Лейкинд, Д.Я. Северюхин, Л.В. Хмельницкая. СПб.: «Европейский дом», 2013. С. 94—113.

9. РГИА, ф. 790, оп. 1, ед. хр. 56, д. 122, л. 404—494.

10. Там же, л. 428.

11. РГИА, ф. 790, оп. 1, ед. хр. 61, д. 375, л. 12.

12. Положение о С.-Петербургском Центральном училище технического рисования Барона Штиглица. Статья 19.

13. Harshav B. Marc Chagall and His Times. P. 179.

14. РГИА, ф. 790, оп. 1, ед. хр. 61, д. 375, л. 13.

15. Там же, л. 12.

16. РГИА, ф. 790, оп. 1, ед. хр. 94, д. 384, л. 119—130.

  ??????.??????? Главная Контакты Гостевая книга Карта сайта

© 2019 Марк Шагал (Marc Chagall)
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.